• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: штрихи углем (список заголовков)
00:50 

Чем дышать, неизвестно

Иногда мне и впрямь думается, что у тебя спид, и значит, мы умрем в 1000 раз лучше, чем ВОТ ТАК и я смотрю в твои глаза и я хочу остаться в них, таких холодных, не моих. не-мо-их.
Я устала, я считаю дни до закрытия сессии, я вконец замерзла в этом отвратительном северном июне, я на днях вернулась из рая, безжалостно разрушенного самым хладнокровным убийцей - временем, я исстрадалась - сколько можно меня бить, измучилась, запуталась, устала-устала-устала.
Здесь нет ничего, а что было, то уходит от меня со страшной необратимостью и болью.
Иногда мне кажется, что вместо меня по городу ходит какая-то наспех распечатанная проекция, потому что у настоящей меня нет сил и желания на что бы ни было.
Проекция посещает универ, кафе и магазины, гуляет с друзьями, что-то там делает в инете, шевелится, в общем.
Я лежу, свернувшись калачиком, рассматриваю стену. Когда-то очень, очень давно я лежала с жаром и находила себе успокоение в геометрическом узоре наволочки. И, конечно, в кленовых лесах Канады. Знаешь, какие они зеленые.
... А знаешь, что сейчас там, на их месте?
Как я говорила сотни раз прежде, лучше бы меня - вот так. И ведь столько возможностей было, ух.
Первых людей выгнали из рая. На самом деле они счастливцы. Представь, что они вели себя хорошо, а их рай все равно разрушили злые силы, безо всякой вины со стороны людей.
Есть место, где все всегда нехорошо. К этому довольно скоро привыкаешь. Что бы ни происходило - даже наихудшее - психика все равно не ломается, она в любой момент готова к апокалипсису. Здесь, в этом месте все плохо, да. Но ведь всегда есть, и всегда было место другое. Хорошее. Спокойное. Безболезненное. Личный сорт рая, перефразируя.
Но его больше никогда не будет.
... Я рассматриваю стену. Проекция ходит по своим делам, пусть ходит, я ей не мешаю.
Холодно.
Тишина.
Пустота.
Пройдут тысячелетия, проекция рассыпется в прах, а я все буду лежать здесь, отвернувшись к стене.
Все, кто мог прийти ко мне, куда-то ушли, и клянусь, я не знаю, где их искать.
Я помню черное пальто с меховым мягким воротником, и белый платок в бледный голубой узор, и очередной шерстяной свитер. Они все теплые.
Они больше никогда не придут меня согревать.
Холодно.
Мне кричат - встань и иди! Ищи! Создавай!
Нет. Проекция где-то там бродит, этого довольно.
Я - с содранной кожей - с выпущенной кровью - с переломанными костями - с выпотрошенным нутром - без всего воздуха мира - без хоть какой-то опоры под ногами - как я пойду?
Ни сил, ни желания.
Я устала и мне очень холодно.
Любовь моя, и ты подводишь. Мое неразумное счастье. Никогда не мои. Я счастлива, и рада, и грущу, и отчаиваюсь, и успокаиваюсь, и нежность, и хочется немного почистить голову (она дурная, но простим ей). Я так хочу остаться в них. Если хоть что-то остается неизменным в этом паноптикуме, то вот. Треть, мне самой и страшно, и смешно. Ни страха, ни любви, да?
Нет, не холодных, но точно не моих.
Ничего, как-нибудь встанем. Качаясь и согнувшись пополам от тянущей боли (я знаю, я помню), выйдем в коридор, длинный-предлинный, идешь, идешь, и наступает Чудо - не задыхаешься, не останавливаешься, не садишься. Идешь, идешь, идешь. Коридор давно закончится, а ты все идешь, потому что можешь наконец. Как на геометрии прямая линия в тетради на самом деле проходит через весь класс, всю школу, город... Бесконечно идешь.
Ну я надеюсь.

@темы: Дом, звони чаще с неба, любовь страх вакцины, на эмоциях, штрихи углем

00:27 

Не смогла не

- Well, I look like the kind of girls that draw their eyebrows, glue eyelashes and nails and God knows what else. Okay. Do you really think so? If you say ‘yes’, I must admit this is the worst compliment in my life.

- Huh… I… I’m not…

- You’re fucking idiot.

UPD:

- ???

- /sometimes in thoughts/ The best idiot in the world. Come here.

@темы: tumblr.com, архив, любовь страх вакцины, штрихи углем

00:25 

Звезды, которым мы не нужны

Давно я этого не чувствовала, так сильно, так безысходно. С детства. Чувство, словно ты недавно родившийся котёнок, которого все так любили, обещали прекрасную теплую жизнь, а потом вдруг взяли и вышвырнули на мороз. А когда ты ползешь обратно, пытаясь разобраться, а в чем, собственно, дело, тебя пинают безукоризненно начищенным и бесконечно тяжёлым ботинком в морду. “Ты что, тупой? Ты не понимаешь, что у меня есть и другие дела, кроме как возиться с тобой? Ты не понимаешь, что у меня есть веские причины, чтобы так поступить?”

“Но я люблю тебя!” Крик застывает в горле, дыхание судорожно вырывается облачками пара. Да уж, пожалуй, должны быть весомые причины, чтобы систематически давать обещания - и не выполнять их.

“Но я не прошу многого! Мне нужно совсем чуть-чуть, я ведь не требую, я прошу, я умоляю, я на коленях готов ползать - пожалуйста, будь со мной иногда, ненадолго, когда я зову тебя, когда мне плохо, когда я нуждаюсь в тебе, просто приди и будь рядом, и я буду счастлив и согрет”.

“Вижу, тебе бесполезно что-то объяснять”, усмехается равнодушный человек. “ Я же сказал тебе, я не мог, совсем никак. Да, и в прошлый раз я тоже не мог. И в позапрошлый. И месяц назад. Давай-давай, кыш отсюда, не приставай ко мне ”.

Дверь закрывается, оставляя тебя на холодных ступенях.

“Хорошо, но давай тогда хотя бы через неделю, ты ведь сможешь, да?”
“Думаю, да”.

Дверь закрывается окончательно.

Через неделю все повторяется заново.

Я не знаю, как с этим бороться. Ещё в детстве я себе лоб разбила, прыгая на дверь, которая имела гораздо более важные занятия, чем открываться для меня. Теперь ситуация вернулась. С милой такой улыбочкой, с каждым разом вонзая мне нож под ребра, систематически швыряя на бесконечный холод каменных ступеней. Кажется, нужно в первую очередь спросить себя - а так ли уж сильно меня любят там, за дверью? Ведь на самом деле любят, но любовь у них, видимо, как в том рассказе у мальчика, который бил щенка молотком, потом со всей возможной заботой ухаживал за ним и лечил его, а по выздоровлении снова бил. Он по-другому не умеет. Здесь нужно не себя жалеть, а обитателей того дома. Им помогать, их учить. И задуматься, не поступаешь ли ты сам так с кем-нибудь. Какое счастье, что не все люди вокруг - такие.

… Но мне, брошенной в колючие сугробы вдалеке от недосягаемого теплого дома и таких же недосягаемых холодных звезд, разве мне от этого легче?

@темы: архив, tumblr.com, друг, мне грустно без тебя, на эмоциях, штрихи углем

00:12 

Серо-желтая ночь

Оттепель. Мокро. Пахнет весной. Капель. Желтые фонари. Выцветшее серое небо. Я иду по проспекту длиною в ночь, и все это безумно похоже не то на какой-то фильм, не то на какой-то сон. Сплошные декорации и фантасмагория. Я больше не принадлежу себе объективной и адекватной, я стала героем чьей-то инсценировки.

… Я отчетливо вижу тебя, каждый твой жест, каждое движение. Я вижу, как ты смеешься, запрокинув голову. Как искривляется в улыбке уголок твоего рта. Как ты слушаешь, повернув подбородок. Я вижу все это так же прекрасно, как светящиеся витрины, как отражение светофоров на мокром асфальте. Я смеюсь вместе с тобой. Я иду по родному городу, где знаю каждый уголок, но отныне это и твой город, и чужой, и даже не российский - все меняется, становится иллюзией, и нам смешно, и мы идем, и мы готовы идти так всю бесконечную ночь, будто бы она белая, и неважно, что будет, важна лишь эта ночь, серая, желтая, мокрая, и дома с разноцветными глазами, прикрытыми веками-шторами.

… Шатались, проходили по тихим улочкам, заворачивали в темные дворы, убегали от прохожих, прятались в остановках. Проносились на старой развалюхе или новенькой иномарке, врубали радио, хохотали, останавливались. Заходили в кафешки, заказывали шоколад, забегали в магазины, стучались в ларьки, пили ледяной спрайт из горла.

… Вваливались в чужие квартиры, скидывали одежду, путались в расположении комнат, проходили к столу, отказывались от еды, знакомились с кем-то, отвечали на вопросы, снова хохотали, игрались с детьми, вежливо прощались, выбегали на сырой теплый воздух, ежились от внезапно холодного ветра.

… Снова бродили, шатались под бесконечным небом. Уставали, шли к кому-то куда-то, пищали домофоном, хлопали деревянной дверью, спотыкались на разбитой и вонючей лестнице малосемейки, поднимались по безупречно отремонтированному подъезду, долго искали ключи, выключатель, вешалку, старались не шуметь, шумели, роняли предметы, гремели, шикали на собаку и на кошку, беззвучно смеялись, громко ржали.

… Ставили чайник, разогревали еду, ничего не ели, слушали Земфиру, уставшие, падали на диван в тишине, молчали, болтали, смеялись, шептали, любили.

… Спали безбожно долго и вставали после полудня.

Миллионы меня все это видели, все это знают. Я путаюсь в этой ночи, я не разбираю, где настоящее, ибо не знаю, что считать настоящим. Я иду по ночному городу и пьянею с каждым шагом.

Серо-желтая мокрая ночь, с запахом не то весны, не то осени, со звуком тающих крыш, смилуйся надо мной, отпусти меня, отдай мне покой и вынеси меня в бесконечно правильный, безжалостный геометрический день.

@музыка: Земфира - Прогулка, Rianna - We found love

@темы: любовь страх вакцины, архив, tumblr.com, штрихи углем

23:41 

Воспоминания

Воспоминания следует хранить исключительно в засушенном виде. Засушенном-законсервированном, и ни в коем случае не касаться их. Красивые некогда листья, зеленые, красные, желтые - вложенные меж книжных страниц, рассыпаются коричневым прахом. Если не предать произведения консервации, масло, холст, фреска великих исчезнут, словно и не было их. Смотреть, но не трогать.

Хорошие детские книги хороши для детей любого возраста, в том их отличие от посредственных. Однако не стоит надеяться увидеть любимую книгу детства в таком же приятном свете - ум стал циничным и беспощадным. И многажды раз читанная, разбухшая, со сбитыми уголками книга летит обратно на полку, чтобы стоять там вечным памятником ушедшему времени.

Гиблое и бесполезное занятие - отыскивать в социальных сетях друзей детства, чтобы нашаривать на полу свою челюсть. Вообще, дилемму о изменчивости души человеческой нужно разрешать так: исключительно в количественных, но не в качественных измерениях. Проще говоря, коли ты родился человеком, у тебя по определению быть не может плавников, хвоста и хобота, и как ни бейся, как ни меняйся - их и не будет. А вот нарастить мышечную массу или обвешаться жиром - всегда пожалуйста. То есть у тебя изначально имеется некий наборчик всего того, что именуется чертами характера, душевными качествами и тому подобным, который складывается отчасти из наследственных факторов, отчасти из процесса становления личности (первые годы жизни) и всего того, что и кто эту личность окружает. Отчасти еще, возможно, откуда-то. И во всем своем дальнейшем развертывании жизненного пути ты можешь только количественно изменять пропорции тех или иных качеств. Как там у Льва Николаича, “движение души”. Можно быть более положительным в детстве и резко упасть во взрослом периоде, можно, напротив, в процессе взросления самосовершенствоваться и улучшаться. Второе, правда, происходит гораздо реже первого. Обычно с набиранием лет человек одновременно набирается дурного и отбрасывает светлое, детское. Если же ему удается прогрессировать, то это бесконечно прекрасно. Но в какую бы сторону не двигался этот смычок, от верхних нот к нижним или обратно, двигаться он может и будет по одним и тем же струнам. У кого-то их 4, у кого-то 7, у кого-то 40. У кого-то бронзовые, у кого-то медные, у кого-то завиты в спираль. Сделать с этим набором струн ничего нельзя - можно лишь стараться играть на светлых, высоких нотах.

Сама себя считала испорченной и огрубевшей, пока случайно не увидела записи 6-летней себя, где я одним махом утверждала сразу два принципа, которым следую и по сей день и изменять им не собираюсь. Первый провозглашает любовь мою к походам в сельской местности, а второй говорит о недопустимости приближения случайных людей в свою жизнь. Честно, прочитав эти корявые печатные буквы (зато ни единой ошибки! пунктуации, правда, тоже нет) я испытала восторг, умиление, гордость и успокоение - значит, не все так плохо я делаю, если до сих пор следую правилам 13-летней давности. Впрочем, не хотела бы я с этой девочкой встречаться. Она попросит предъявить отчет - что я сделала с ней, а я в ответ глаза в пол. Если сравнивать себя с кем-то - то только с предыдущим собой. Однако те записи дают надежду, что не все так плохо, как кажется.

Воспоминания бывают разные. Что-то хочется удалить бесследно, что-то достать, развернуть и постелить перед собой вместо реальности. Особенно, если эта реальность стала похожа на дурацкий квест “Все умрут, а я останусь”. И почти все они доставляют боль, боль, боль: одни по причине того, что так было, а другие - потому что так никогда не будет. Я напишу как-нибудь о дурацкой коробочке, которая всего боится и слишком много хочет - о человеческом теле. Однажды я попыталась вспомнить случаи непереносимой физической боли, когда ты можешь только кататься по полу и выть на каждом выдохе или лежать тряпкой и хотеть только немедленно умереть… И не смогла. Был у меня опыт раздробления грудной клетки и последующей панической атаки, был опыт боли, заглушенной адреналином, был опыт боли повседневной, однако такой раздирающей не бывало (и хорошо). Физической боли не нужно бояться и не надо обращать на нее внимание - если, конечно, она не превосходит пределы разумного.

А вот душевная? духовная? моральная? боль была. Не хотелось бы познать ее в сравнении с болью физического порядка, но я назвала бы это отрубленной рукой или ногой. Более того, я с радостью бы отрезала себе что-нибудь, чтобы перебить и заглушить этот бесконечный ад. Означает ли все это, что от души моей отрубили кусок? И нет, время не лечит, никакое время не способно сгладить или исцелить иссеченную культяпку. Ее можно лишь не замечать, приспособиться к ней, попытаться жить как раньше, и это даже может получиться. Если не трогать культю время от времени раскаленной спицей. А имя той спице - воспоминание.

И не нужны они. Или тлен, переживший самое себя - листьям давно бы пора сгнить и кормить юную свежую зелень, а они все лежат, неприкаянные, меж книжных страниц. Или волны боли, яростной, мучительной, тяжелой, черной и бесполезной. В которой дано лишь тонуть. И ничего иного. И ничего хорошего. И не надо бы их трогать вообще, эти воспоминания, но не выходит, и снова лезу на полку за старой книжкой, и снова, и снова вращается винт, как у Пьера, но винт неправильный, с неправильной резьбой, и ничего он не может захватить, и лишь вращается и вращается - безо всякого результата, вхолостую. И не трогать их тоже не получается. А порой сам себя усмиришь цепями, как кто-то другой бередит прошлое, пусть нечаянно, по незнанию - но поздно, винт уже тронулся и завертелся.

Нужно новое, хорошее, светлое, не прах и не спицы, а приятный калейдоскоп прекрасных состояний - но нет его. Ничего лучше детства не случалось. Вертится винт.

@темы: штрихи углем, звони чаще с неба, tumblr.com, архив, думу думали большую

23:06 

хэйт, хэйт

Ненавижу вот что: поздние вечера и осени.

Осень - потому что в это время года вообще ничего хорошего произойти не может. Жизнь агонизирует, готовясь к пустой холодной белой смерти. Начинается учеба. Проклятый город. Заботно, хлопотно, сыро, зябко. Люди умирают и попадают в больницы. Ноябрь (символично, что он находится как раз напротив Прекрасного мая) я бы с огромным удовольствием вычеркнула из года. Самый худший месяц. Нет ничего, что сравнялось бы с ним по мерзости и мраку.

Лишь раз - раз! - за все время осенью случилось кое-что хорошее. 12.10.09. Но и все. Ничего более. Дрянь бесконечная, эта ваша осень, любители погрустить и пострадать.

Поздний же вечер знаменует собой переходное состояние. (Как и осень влачит лишь жалкое существование от Жизни до Смерти). Великолепно выкрашенный, отштукатуренный, не имеющий ни сучка, ни задоринки безукоризненный фасад дня крошится, обсыпается и рушится, уступая место ночному иррациональному буйству и безумству. Время чувствовать, не мыслить. Впитывать, не анализировать. Экспромт, не план. Демоны вырываются из-под дневных равнодушных масок. Доводы разума больше не действуют. Сердце. Сердце. Сердце.

Вечером невозможно мириться с тем вопиющим, что днем кажется несущественным. Вечером хочется и не думается. Вечером все обнажается. Вечером безумно сложно справляться с тем, что удачно откладывается в сторону днем.

@темы: tumblr.com, архив, звони чаще с неба, любовь страх вакцины, штрихи углем

22:23 

День 3

Предположим, можно жаловаться на то, что ты родился с больным сердцем, или же у тебя не самые лучшие родители на свете, или ты появился на свет в 1937 году: репрессии, война, и соответствующие последствия. Однако и эти жалобы лишены смысла ввиду их относительности, потому что кто-то детдомовец, кто-то не может ходить, кого-то сожгли в сарае, расстреляли или удушили в газовой камере, кто-то умер от голода, и вообще давайте вспомним о детях Африки. Да и других людей, тем более родителей, судить невозможно, особенно если ты сам никогда не бывал в их шкуре.

Ну да ладно. Все это вполне можно понять и принять. Но жалобы каким-то высшим силам на то, что у тебя плохой муж, плохие дети, плохая работа, плохие друзья и вообще плохое все, что ты сам выбрал - это уже полный, абсолютно феерический дурдом. Никто, ни боженька, ни сатана, ни горькая судьбинушка не заставляет вас вставать в 6 утра и переться на ненавистную работу, никто не заставляет вас терпеть дебила, пьяницу и гуляку мужа, никто не заставляет вас относиться к собственным детям, как к рабам и спиногрызам (и рожать их тоже никто не заставляет), никто не заставляет вас общаться с глупыми и чужими людьми - НИКТО. Никто, кроме вас.

Раньше у меня возникало желание взять биту и хорошенько вмазать тупорылым родителям, орущим на своих детей, как на смертного врага. Теперь аналогично оно проявляется при жалобах на весь белый и черный свет. Хотя, бывает, сама грешу этим. Но вдарить себе тоже хочется всегда.


И второй момент: почему, ну почему вас так интересует частная, личная жизнь любой знаменитости? Каким вообще образом можно интересоваться, какой дом/ребенок/супруг/трусы/бутылки/etc у известного певца/актера/спортсмена/политика/той рыжей девки с параллели (или такого-то класса/курса)/ вообще кого угодно, кто не является вашим хорошим знакомым, обсуждать это с такими же деградантами и получать от всего этого процесса удовольствие?? И эту крайне странную потребность обеспечивает целая индустрия: желтая пресса, ток-шоу, скандалы-интриги-расследования. Боже ж ты мой, зачем все это. Допустим, у меня есть любимый исполнитель, чьи песни я могу слушать 24/7 на бесконечном повторе. И мне совершенно и абсолютно плевать, с кем он спит, есть ли у него любимая собачка или крыска, какого цвета обои в его спальне, выходят ли окна его квартиры на Кремль и на каком фешенебельном курорте он отдыхал. Максимум я могу почитать пару его интервью, чтобы чуть-чуть понять, что и почему он выражает в своем творчестве. А краткая биографическая справка самостоятельно лезет в глаза на всех сайтах.

И точно так же мне плевать на то, как там обстоят дела у общих знакомых, родственников и друзей моих знакомых. Когда в разговорах заходит речь обо всех этих частных фактах, я отключаюсь. Меня могут интересовать только частные жизни моих самых близких людей: друзей и родных - потому что они доверяют мне это и потому что я волнуюсь за них. И даже в таком случае голова порой идет кругом от бесконечных чужих рассказов чужих жизней, и я снова отключаюсь. Мне неинтересно. Я лучше книжку почитаю или уйду в свой внутренний мир.

Видимо, чужих зрелищ так хочется, потому что в ваших убогих жизнях не происходит абсолютно ничего. Нулики без палочек, вот вы кто.


И последнее. Я думала сегодня, а если бы я сказала: “Мои вкусы весьма специфичны”, затем схватила бы вас за руку, потащила даже по той вчерашней заросшей-мокрой-глиняной тропинке, координаты которой совершенно бессмысленно приводить здесь - боюсь, те, кто живет за пределом Комякии, очень смутно представляют, где она вообще находится, про город и бай сломался, а тут какая-то тропинка.

О, но судя по Дому со множеством разнообразных архитектурных элементов, и в то же время лаконичному, Дому деревянному, не типовому, вероятно, прекрасному Дому - мы с тобой одной крови, ты и я!

И я не буду продолжать мысль дальше, ибо когда я начинаю думать обо всем этом, во мне возникает спектр самых разнообразных чувств, и лучше всего держать их глубоко внутри, как зверей в клетках, и грозно рычащего тигра, и сладкоголосую маленькую птичку, и прочих, потому что их свобода означает безумие или джунгли, первое не нужно, второе снова приводит нас в лес, где надо брать молодые листочки и жевать их (нет-нет, это не наркота), и чувствовать покорный мох, и трещать валежником, и разглядывать голубой фарфор неба среди темных острых елей, и делать много еще чего.

А вечер я уютно провела в компании Абу Хамида ал-Гарнати, Вениамина Тудельского и Плано Карпини. О, мои любимые монголы, весной как раз закончила трилогию Яна, но на первого и последнего русского короля Даниила Галицкого не стала покушаться, ибо это чревато.

@темы: штрихи углем, чем дальше в лес, любовь страх вакцины, думу думали большую, архив, Дом, tumblr.com, about me

22:16 

День 2

Совершенно неизвестно, как можно быть счастливой в такую дрянную погоду, в промокших холодных штанах, в такой же промокшей - не по размеру - куртке, подпоясанной тканым ремнем с ржавым регулятором длины и карабином вместо пряжки, а капюшон, зараза, так и норовит съехать на глаза.

Сомнительное удовольствие пробираться сквозь путаные заросли травы и деревьев, как они могут держать на себе столько ледяной воды? Ступать, не видя, по памяти, на глиняную размокшую тропинку с ямами и кочками, и так скользко, и сапог летит куда-то вниз, а там, совсем близко, глубокая траншея, удержаться в сантиметрах от края. Выйти наконец на улицу, с одежды, кажется, сейчас потекут ручейки, лает собака, уйти отсюда, от людей. Дорога разбитая, песок, лужи и грязь, и все серо-коричневое, и мокрая зелень по сторонам, и штанины с рукавами противно и холодно липнут к коже, и долго приходится искать на себе сухой карман, чтобы переложить телефон. Быть счастливой, конечно, решительно невозможно, но стать слегка довольной, гордой и умиротворенной очень даже получается.

А вечером почему бы и не почитать про Чжан Цяня, Страбона, Фа Сяня, Геродота и Ахмеда ибн Фадлана, вооружившись дополнительно советским и российским атласами мира. Не помешали бы еще школьные физические атласы, однако везти их сюда было бы излишним роскошеством.

@темы: tumblr.com, архив, чем дальше в лес, штрихи углем

21:56 

Вечера

Скучно, невыразимо скучно и совершенно неизвестно, что делать. У себя я бы дорабатывала в огороде, пошла бы прогуляться по нежно любимому мною лесу и чуть менее нежно любимым улицам, любуясь на честной народ. Можно было бы ничего этого не совершать, а просто подняться наверх по старой, гнилой, кривой и расшатанной лесенке из двух жердей и нескольких треснутых планок. Лестница эта держится лишь на честном слове, упирается одной своей жердиной в ржавый гвоздь - чтобы не съехать вбок, и прижимается к скату крыши только моим весом. Впрочем, нет никакой уверенности, что однажды вся эта конструкция не изменит себе и я не полечу вниз на дырявые бочки, куст сирени и чугунную ванну. Главное в таком случае - не сломать шею, а рука или нога, будучи поломанными, принесут мне определенный опыт. Про содранную и распоротую кожу нечего и заикаться, этой кожи каждый день по миллиарду клеток отваливается.

Итак, преодолев чудесную нашу лестницу и чудом не полетев снова вниз, поскользнувшись на полированных ДСП-шках (уложенных на крышу дабы не повредить моими ножищами в отчаянно синих сапогах нежный и хрупкий рубероид), можно забраться наконец в чердак, скрипнув серенькой дверцей и согнувшись в три погибели. На чердаке хорошо. Там валяются пустые ящики и куча луковой шелухи. Посередине я непременно поставлю палатку, привязав ее кое-как к опорам кровли и кинув внутрь пару старых поролонин, матрасов и курток. Можно залезть в эту вытянутую юрту, а можно выбрать ящик покрепче, перевернуть его и устроиться у входа, глядя на спокойное голубое зеркало чуть-чуть вдали, на белесый туман над ним, на желтые солнечные верхушки лиственного, а затем хвойного леса за озером. На соседней улице переговариваются мужики, гавкнет вдруг собака, а вот и дым из трубы строго вертикально начнет подниматься в абсолютно прозрачное небо. Становится холодно, и пора бы уже домой, где ждет ужин, иногда вкусный, а иногда - что бог послал. Блаженный тихий вечер.

А здесь я совсем не представляю, что делать. Готовить для себя одной нерационально, убираться поздно, фильмы смотреть не хочется совсем, а тех, что хочется, - нету. Да и книжки все какие-то не те. Скачала зачем-то еще давеча 3 гига какой-то певички, так и ее слушать никакого желания не ощущается. Порисовала бы - но натуры подходящей нет, а в интернете копаться упаси бог, там, как на свалке, весь день проведешь и кроме пивной бутылки ничего не откопаешь. Умные люди, правда, могут щелкнуть меня по лбу и сказать о том, что я вроде как еще учусь и вроде как это непотребство будет еще месяц продолжаться. “Однако”, - отвечу я с достоинством, - “негоже в 9 вечера с самого начала разбирать дифференциальные уравнения”.
“Даа, и в самом деле негоже”, - ответят мне умные люди, обернутся в свои непроницаемые плащи и сгинут.

Впрочем, они того не знают, что весь вечер я провалялась с этой синей коробочкой эс 4 мини и читала ЖЖ хорошего, вроде, человека. Правда, уже помершего. Хорошие всегда так делают.

Так что съела я банан, задумчиво посмотрела на непочатую пачку томатного сока и убрала ее в тарахтящий холодильник, а иначе в ней заведется Жизнь, а мне ее и так хватает на сине-зеленом хлебе. Вернулась в гостиную, посмотрела на умирающее золотое солнце, которое где-то там, на 10 с гаком километров западнее меня поливало своим сусальным золотом мой нежно любимый лес. Поежилась от холода, ибо никто не догадался поставить сюда хотя бы самую простую и хлипкую буржуйку. Взяла на руки, как ребенка, еще одну Жизнь, подышала ее шерстью за ухом. Шерсть отчего-то пахла дымом и еще чем-то нездешним. Пожалуй, выпью молока и спать, решительно ничего больше в этом унылом месте сделать нельзя.

Бежать, бежать отсюда нужно во весь опор. И кошачью Жизнь, конечно, тоже с собой прихватить.

@темы: это в городе мне грустно, штрихи углем, архив, tumblr.com

21:45 

О городах

“какая красота дождь идет я одна на тротуарах пузыри я считаю их я не знаю вас больше”

Вы удивительно точно похожи на крыс.

Я не вижу ни одного преимущества вашей прекрасной жизни в городе. Вы построили себе эти гнилые клетки и живете в них огромными серыми стаями падальщиков. Посмотрите! Вспомните! Каждый из вас рожден Человеком, да-да, это на самом деле звучит Гордо. Существуют те, кто сохранил лицо, и понес на себе муки, и стал достоин этого звания. Такими людьми можно бесконечно восхищаться, преклоняться перед ним, быть благодарными им. Но вам это слишком сложно. “Проще будь” - кричите вы. И становитесь крысами. Вы, именно вы летаете в космос с помощью только своего разума, и вы же прячетесь от маленького дождика, плюхаетесь в свои вонючие железные коробки и быстро-быстро сваливаете в свои гнилые норы. Чертовы корабельные крысы. Ой, дождь пойдет, щас промокнем, не хочу простывать. Ой, как страшно-то! А заливать себе нутро ядом-растворителем и обкуривать ядовитыми смолами - нихрена не страшно. Пожравшие здравый смысл, убившие логику, трусливые алчные крысы. Деньги-машины-квартиры-что-еще-входит-в-ваш-список-успеха.

Я презираю вас. Мне смешно смотреть на поток людей и машин, убегающий в город. Пока я хожу или катаюсь в одной насквозь промокшей футболке, никуда не торопясь, блаженно принимая небесную влагу. Корабль не тонет, корабль always live. Крысам этого не понять.

Мне противны ваши модные шмотки и туча ухищрений для красивой и удобной жизни. Выпрямитель для волос, кухонный комбайн, эскалатор - тысячи их.

Вы тут, в городе, все такие чистенькие, идеальненькие, правильненькие. Крысы нацепили красивые шмотки и взяли себе красивые вещи. Нет, я не завидую. Я никогда не была одной из вас, и вряд ли когда-нибудь стану. Я порой сочувствую вам, приходящим в панику от капельки дождя, грязи или маленького жучка.

Я не нахожу ничего сложного в том, чтобы бродить часами по лесу, промываемому всеми дождями. Чтобы стряхнуть с себя жуков, муравьев и прочих. Чтобы идти по болоту в шлепках на босу ногу. Чтобы пробиваться сквозь метровые заросли крапивы, шипя от ожогов. Чтобы порезать ладонь краем металлической рамы деревянного телевизора и залепить рану подорожником. Чтобы содрать лоскутом кожу на локте до мяса и даже не заметить этого.
Я была бы счастлива, если бы провела таким образом всю жизнь.

Но я должна быть здесь, в этих крысиных городах.

Порой я думаю, что нужно быть терпимой и мягкой. Что не нужно никого осуждать. Однако контраст между Природой и крысиным логовом настолько поразителен, что всякий раз по возвращении сюда я испытываю нечто вроде ломки. Агрессия, нестерпимое желание вернуться туда. Мне здесь плохо. Мне здесь не нравится.

какая красота дождь идет я одна

@музыка: Земфира - Красота

@темы: штрихи углем, на эмоциях, думу думали большую, архив, tumblr.com, about me, это в городе мне грустно

21:39 

Смерть

Почему все так боятся умирать? Что в этом ужасного? Я поняла бы, если вы все собрались умирать в страшных муках от средневековых инквизиторских пыток. Или если бы умирали не все, а лишь каждый десятый. Или второй. Или вообще это не подчинялось бы никакой закономерности. Но нет. Умирают, по большей части, тихо и спокойно. Умирают все - пожалуй, это едва ли не единственная всеобщая справедливость, перед которой равен и царь, и нищий. (Хотя справедливость весьма спорная - таланты сгорают быстро, а серая масса коптит небо долгими десятилетиями. Но это уже другой разговор о Предназначении.)
И чего же вы так боитесь, позвольте узнать? Загробной жизни? Кипящей смолы за все ваши грехи? Так это не доказано ничем (правда, и не опровергнуто). Вечной темноты и пустоты? (Сон без сновидений, кстати, маленькая смерть.) Но послушайте, вас не было миллионы, тысячи лет. (Хотя не исключено, что вы существовали, только в каком-то другом качестве, и конечно, сейчас этого не знаете.) Вас зачем-то призвали сюда из вашего небытия, и вы обрели плоть и кровь, чтобы пронестить горящей звездой по небосклону и вновь обратиться в небытие. Чего же бояться? Не хочется оставлять все эти мирские радости и забавы? Все это чушь.
Бояться возможно и нужно не своей смерти, а смерти близкого человека.
Это земля, выдернутая из-под ног. Это жесточайшая боль внезапно сжавшегося сердца. Это стон всей души. Это воздух, застрявший в легких. Это рыдания, которые невозможно сдержать. Это щемящая боль посреди праздника. Это бокал вина, падающий из руки в разгар веселья. Это навсегда, как бы ни сглаживало время острые рваные края раны. Это самое страшное.
Ты просто видишь кусок мяса и костей. Похожий лежит у тебя в морозилке. Ночь назад этот кусок смеялся, разговаривал, ел, дышал, любил тебя или кого-то еще, думал, чувствовал, был человеком. А сейчас ты видишь что угодно, но не человека. Восковая фигура, статуя, кукла, манекен, завернутый в тряпки. И попросту - кусок мяса. И совсем неизвестно, как это мясо ночь назад было живым. А человека нет. Его нет под землей - там кора, мантия и ядро, сплавы металлов (см. географию). Его нет на небе - там смеси разных газов, а еще выше просто бесконечная пустота и космический мусор (см. астрономию). Его нет в воздухе - там волны, электромагнитные и звуковые (см. физику). Его нет у Бога - Бог не снаружи, а внутри нас, это совесть и добродетель.
Его нигде нет. Его нет больше. Как будто никогда не было. Будь он посторонним, было бы неважно - ну что ж, все там будет. А он близкий. И его нет.
Есть только этот кусок мяса, который вскоре положат в ящик и закопают в землю, потому что никакой пользы от него больше нет. В еду не годится (в отличие от мяса у тебя в холодильнике), оставлять так тоже не нужно - процесс разложения органики не самое приятное зрелище (см. биологию). Правда, в других местах это мясо сжигают, или кидают в реку или лепят из пепла и глины маленькие ступки и расставляют в горных ущельях, это уже у кого какие традиции. Потому что этот кусок больше ни на что не годен. Мы ведь не храним свои обрезанные ногти или волосы, к чему они? И глупо полагать, что закопанный ящик - это и есть человек. Это не он. Это бесполезный кусок мяса. А человека нет нигде. От этого впору свихнуться.
_______
Вот это и есть самое страшное на свете. Не комната с пауками, не темный лес, не двойка на экзамене, не нищета или болезнь.
И существуют только 2 причины, из-за которых страшно умирать: 1) ты не выполнил свое Предназначение, ради которого тебя вызвали из небытия; 2) ты оставляешь своих близких, если, конечно, они у тебя на этот момент есть. И им тоже будет страшно жить в мире без тебя. И тебе страшно за них.
Никаких других причин не существует. Не бойтесь. Вы же за себя любимого всегда боитесь.
_______
Обійми мене, обійми мене, обійми
Так лагідно і не пускай,
Обійми мене, обійми мене, обійми
Твоя весна прийде нехай.

@музыка: Океан Ельзи - Обійми

@темы: штрихи углем, звони чаще с неба, думу думали большую, архив, tumblr.com

21:32 

Опять и снова

Причина моего помещения в желтый дом #223:
“Откуда взялся этот шрам на правой щеке?” Repeat.
Причина #84:
Все шесть поверхностей моей комнаты покрыты изображениями драконов.
Я рисую драконов. Вернее, срисовываю, большего не достичь. Пока их только три штуки, а не шесть поверхностей, однако лиха беда начало. Почему-то все они очень воинственные, грозные, с оскаленной пастью и взметнувшимися крыльями. Нет. Как-нибудь я нарисую очень доброго дракона с улыбкой плюшевого медвежонка. Он будет немного тупить, искренне смеяться и рассказывать о себе всякие ужасти, между тем как его глаза не сумеют скрыть какую-то очень грустную, неведомую истину. Вне всякого сомнения, это добрый дракон. Он живет где-то далеко в своей уютной пещере и смотрит по вечерам на высокое звездное небо. Никто не знает, отчего он грустит. Даже он сам. Может быть, ему одиноко. Или холодно. Или его тревожит сумасшедший мир за пределами тихого родного леса. Может быть, его не понимают - так, чтобы понять совсем, до конца, полностью. Возможно, он поднимает голову к небесам и задумывается, есть ли кто-то во всей вселенной, кто точно также выходит во двор темной прохладной ночью и смотрит на недосягаемую таинственную звезду. Или же он делает что-то совсем другое, но всегда чувствует, как его мучает нечто неизвестное, непонятное, то, что зовется высшим смыслом.
Не знаю. Кто знает, отчего могут грустить драконы?
Я просто рисую их.

@темы: tumblr.com, архив, любовь страх вакцины, штрихи углем

21:20 

До, после

Наверно, когда-нибудь старушка будет смотреть в свое прошлое слезящимися глазами. Пытаться понять, какой была жизнь до тебя. Это сложно. Вероятно, ей покажется, что никакой жизни До и не существовало. До 13 лет - что было там? Козы, болезнь, автобус, книги, велосипед. А может, до 8 лет. Там еще меньше. Печатные буквы, молоко и страшная квартира. Уже сейчас сложно дифференцировать. Старушке будет еще трудней. На большом расстоянии мелкие детали сливаются, теряют свои контуры, границы. Одно сплошное пятно. Будет казаться, что До не было ничего, кроме расплывчатого начала.
После. Уже 2,5 года. Потом - 12,5. 22,5. 52,5. Знаю, ты все равно есть. Просто не с нами. Как солнце ночью. Оно не бросило нас, оно все также рядом. Но его не видно. Потому что существуют вещи, которые не должны происходить. Мы не должны видеть солнце ночью. Оно не погасло, не проглочено крокодилом - просто оно скрылось, чтобы вернуться. А если правильнее, то это мы отвернулись от него, чтобы оно показалось другим, и так было и будет. Такой порядок никогда не нарушится. Никогда не должно произойти нарушение порядка. А нам темно, нам страшно и холодно, мы плачем, блуждая во мраке. Но ты не бросила. Ты есть. 2,5 года полярной ночи.
Однажды старушка вспомнит все. И пустые одинокие комнаты, и красивого старинного человека, и наступившую осень. Она вспомнит, удивляясь, как получилось, что она все забыла. И затем настанет полярный день, бесконечный, золотой и щедрый.

@темы: архив, tumblr.com, штрихи углем, звони чаще с неба

21:15 

Что ты делаешь

Что ты делаешь
Менее всего ожидала, что когда-либо превращусь в Бабу. Баба, готовая пользоваться всеми этими Бабскими штучками для улучшения своего внешнего вида и готовая делать все эти Бабские дела по дому. Домработница, салоны красоты, торговые центры.
Отвратительно. Омерзительно. Тошнотворно.
________
Верни мне нормальную. С кривой палкой в руке и тупым ножом в кармане. По щиколотку в грязи, по колено в снегу, по пояс в крапиве. Деревянные ламповые телевизоры на свалках. Секатор, отвертка, плоскогубцы. Разноцветная проволока.
Темнота. Теплый свет в окнах и светлый печной дым на фоне звездного неба.
Духота, пот ручьями, ведро холодной, бидон кипятка.
Безжалостный будильник, к утру все остыло, руки греются о кружку с молоком. Скрип снега, гудение самолета на 7 утра, машины ослепляют. Холодно. Собаки бегут следом. Долго ждать автобуса. Школа.
________
Психопат с грустными глазами, что ты делаешь, прекрати.

@темы: about me, tumblr.com, Дом, архив, любовь страх вакцины, штрихи углем

21:04 

Бывают же

Кто-то душевно пишет. Кто-то красиво рисует. Кто-то прекрасно поет. Кто-то добро улыбается. Нет, я не убью за эту улыбку, не заключу сделку с сатаной, не уеду на край света. Даже не попытаюсь. Но я точно знаю, что эта улыбка - лучшее, что случалось со мной.
Вернемся. Кто-то хорошо делает что-то. А я? Что я хорошо делаю? Да ничего. Все мои умения посредственны. Всегда найдется кто-то лучше. Нет, я не стремлюсь к идеальности. Просто противненько быть планктоном. Противненько прожить два десятка лет, ничему не научившись. Противненько задавать себе такие вопросы. Бывают же классные люди. А я никак не могу найти среднее между уничижением и восхвалением себя.
Хочется чего-то жутко простого. Ночевать в чужих квартирах, есть что придется, не заботиться о завтрашнем. Чтобы не думать о всяческой метафизике. Чтобы просто жить.

@темы: about me, tumblr.com, архив, любовь страх вакцины, штрихи углем

21:03 

Согласны ли Колесу поклониться?

Не делай завтра то, что можно сделать сегодня. Отложи это на послезавтра, и у тебя будет еще два свободных дня. (с)
Что это за черта такая? Неохота, лень, расслабуха. Словно жизнь бесконечна, или же в запасе есть еще 9 жизней.
"Сделаю это потом, когда будут лучшие условия", "на выходных/в следующий четверг/в мае/летом/через год". А по факту - никогда.
В детстве, как и все, представляла "а когда я вырасту, буду вот такая-то, и будет у меня то-то". Не такая-то. И нет нихрена. Почему? "Когда я вырасту" означает "это сейчас я тупое чмо, а вот пройдет время, и я стану совсем другой". Какая чудная вера в светлое будущее. А фиг там. Ты не станешь другой. Бежишь по дороге, усеянной камнями, спотыкаешься. Вместо того чтобы остановиться, засучить рукава и поработать (выкинуть все камни к чертям на обочину), проще небрежно пинать их носком ботинка вперед себя. Дескать, уберу пока их подальше, чтобы они не мешали здесь и сейчас. А потом снова добегаешь до них. Снова пинаешь. Круг замкнулся. Ты будешь всю жизнь барахтаться с одними и теми же проблемами. А нужно всего лишь решить их, разобраться с ними раз и навсегда, пусть это будет сложно, трудно. Но лень. Неохота. "Потом сделаю, попозже".

@темы: about me, tumblr.com, архив, штрихи углем

21:00 

Be happy

Ну, разумеется. Едва стоило сменить наконец парку на легкую куртку, как спряталось солнце, похолодало, и пошел дождь. Закон подлости. А что есть закон подлости во всех его проявлениях? Не предохранитель ли это? Люди привыкают к хорошим условиям, расслабляются, и в какой-то момент случается нечто. Оно выдергивает из зоны комфорта, встряхивает, приводит в собранное состояние. Некая критическая точка, предел, после которой взрывается котел под избыточным давлением пара.
Видимо, никак невозможно находиться постоянно в праздности, веселье и спокойствии. Обязательно случается что-то досадное, неприятное или вовсе несчастливое. “Кроме счастья, есть зима, простуда, просто невезение”. What is счастье? Во-первых, оно точечное-импульсное, моментальное. Вспышка фейерверка, и снова темное густое небо. Во-вторых, оно бывает незыблемым и основательным, при этом находясь “в глубине души, где-то очень глубоко”. Морское дно. Наверху штормит, корабли отчаянно борются с волнами, вода заливает палубу, матросы сбиваются с ног, пытаясь укротить стихию… А на дне тихо и спокойно. Однако подобное встречается редко, обычно происходит первый вариант. Нужно думать еще и о том, что лучше: монументальное дно с бурями и встрясками, или тишайшая гладь пруда с илом, песком и грязью. Счастливая жизнь, которая внешне таковой не выглядит, или все с точностью до наоборот - спокойствие снаружи, пустота и неустроенность внутри.
И несколько удивляют люди, которые ведут себя так, словно находятся под вечным кайфом, или у них в одном месте батарейка Дюраселл. Никаких проблем, don’t worry. Или они великие актеры.

@темы: tumblr.com, архив, штрихи углем

20:50 

Насыщение

Лед, грязь, ослепительно теплое солнце, сухой асфальт, мятная конфета, волосы покачиваются на ходу. О, этим утром я бесконечно уверена в себе и довольна происходящим - а подобное случается ой как нечасто. Жаль, что ты не рядом. Полезно ночевать не-дома. Отполированные до блеска рельсы повседневности сменяются шаткой трясиной случая и неизвестности. Тошнотворная рутина превращается в незнакомую игру. Нужно узнать правила. Нужно изучать чужой монастырь. Все интересно. Все иначе. И я - тоже. Была утром. А накануне я думала о том, какое истинное богатство скрывают темные волосы, горячая кожа и костяная коробка. Ум, живой, ищущий, рефлексирующий, пробующий и ошибающийся, беспрестанно движущийся и совсем непредсказуемый. А где-то ниже сердце, пылающее, тонкое, небезразличное, чуткое и бесконечное доброе. Вот что главное. Вот veritas. Вот. А вечером я смотрю на этих людей, и задыхаюсь от них. Скучно. Bored. Наверное, меня пожрала рутина, в которую я вернулась - а что делать? Я не герой. Наверное, эти люди не те. Другие. Или я другая. И ты. Я объелась этими людьми. Я устала. Я хочу дом в лесу. Я хочу избавиться от них - или сделать так, чтобы было интересно. Безумно. Навсегда и навеки. Я хочу угостить тебя мятной конфетой.

@темы: штрихи углем, любовь страх вакцины, архив, tumblr.com

Еще одна попытка

главная